Предлагаемые материалы:
Хип-хоп культуре исполнилось 45 лет. Музыкант рассказал, в чем уникальность данного музыкального направления
Социологи рассказали о музыкальных предпочтениях жителей Курска

Любовное сальто разбилось о быт

Опубликовано:18 января 2016

«»Щелкунчик" в стиле хип-хоп" на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко

Гастроли хип-хоп Агентство «Турне» привезло в Москву ""Щелкунчик" в стиле хип-хоп", поставленный Дженнифер Вебер на музыку балета Чайковского, препарированного синтезатором. Американская рождественская сказка позабавила ТАТЬЯНУ КУЗНЕЦОВУ своей откровенной незатейливостью.

Как следует из названия, это не обычный, а уличный «Щелкунчик» — street dance тут не только стиль, но и место действия. Черно-белая панорама зимних улиц Нью-Йорка прокручивается на заднике, перенося героев из Бронкса в Гарлем, из Манхэттена в Бруклин (впрочем, корреспондент «Ъ» опознала разве что Бруклинский мост, светящийся в перспективе улиц за магазинчиком под названием «Игрушки Дроссельмейера»). Возле него компания хип-хоперов, одетых соответственно канонам стиля в широкие порты, круглые обширные куртки и громадные толстовки, и сталкивается с семейством девушки Клары. Ее чернокожие родители беспрерывно ссорятся, позабыв о своей сбежавшей рыжеволосой деятельной дочери. Расставшись с приветливой компанией уличной шпаны, Клара попадает в другой район, где подвергается нападению банды неприветливой, имеющей отличительный признак — шапочки с ушами Микки-Мауса. И хотя наглецы не столь агрессивны, как в Кельне, героиня все же лишается чувств. Подвернувшийся под горячую ногу хулиганов уличный продавец орешков (на магазинной тележке которого пояснительная надпись «Щелкунчик» предупредительно переведена на русский) получает пяткой в глаз. Из краткого обморока (протекающего под величественную музыку «роста елки») его выводят красные кроссовки, свалившиеся с уличного фонаря (привет знаменитому британскому балетному фильму «Красные туфельки»), надев которые, рослый Щелкунчик без труда справляется с бандой и завоевывает сердечную привязанность очнувшейся Клары.

Во втором акте хилый Дроссельмейер женского пола (Мики Мишель), еле стоящий на ногах после круговых вращений-шене, переносит парочку в 1984 год, открывая заколоченный бар «Земля сладостей». Тут среди предков современного брейк-данса, только осваивающих премудрости разных направлений (особенно забавны разножки и ползунок a la russe под музыку «Трепака»), не замеченные никем герои опознают родителей Клары, перекатывающих тела волнами в неге первого свидания под музыку свадебного вальса Чайковского. Уже к началу па-де-де герои вновь оказываются в 2016 году. Но поскольку хореограф Дженнифер Вебер решительно не представляет, что ей делать с таким долгим и торжественным музыкальным фрагментом, то после первых 16 тактов адажио Чайковского перескакивает сразу на коду, которую стоящий за синтезатором диджей Бу дополняет энергичным битом, под который Клара и Щелкунчик активно мирят все еще препирающихся родителей.

Все счастливы, и после мизансцены финала, изжеванной многими поколениями балетных режиссеров (любящие герои удаляются в обнимку прямиком в звездное небо), следует баттл поклонов, причем главный трюк — закладывание вывернутой ноги за спину — нежданно показывает самая толстая и неповоротливая из участниц этой уличной самодеятельности.

Впрочем, сами американцы так не считают: хореографиня Вебер, прошедшая танцуниверситеты в студиях и клубах Нью-Йорка, Филадельфии и Лондона, считается одним из ведущих пропагандистов хип-хопа, была даже номинирована на премию Breese в категории «Выдающийся новый хореограф». Ее женская хип-хоп-команда Decadancetheatre здравствует с 2001 года, а для «Щелкунчика» она навербовала мужчин с почтенными послужными списками, знатоков хаузинга, фристайла, брейка и прочих разновидностей уличной танцевальной культуры, родиной которой, как известно, является именно Америка. То есть нам привезли не шарашкину контору, а патентованный продукт.

Тем удивительнее невзыскательность, с которой Дженнифер Вебер идет на поводу у своих артистов, позволяя им делать то, что они умеют (стандартный набор трюков нижнего брейка, весьма скромную дозу поппинга, зачатки боттинга), и так, как они могут (невнятно, несинхронно, без необходимой амплитуды и азартных лихачеств). Единственный дрил (вращение на голове без помощи рук) исполнил Габриэль Альварес, когда его Щелкунчик получил волшебные кроссовки; несколько неустойчивых корявых «черепашек» (зависание над полом в горизонтальном положении с упором на одну руку) показала банда «мышей»; сальто и фляки делали многие, но кого сегодня удивишь акробатикой? Самой яркой, темпераментной, четкой и профессиональной в хип-хоповом «Щелкунчике» оказалась исполнительница роли Клары Энн Сильвия Кларк, учившаяся, как назло, в Дании. Словом, хорошо знакомые Москве европейские хип-хоперы (особенно француз Мурад Мерзуки со своей труппой) по технике, изобретательности и мастерству далеко превосходят американских родоначальников.

Но посредственные артисты-исполнители — самая легкая и очевидная добыча критики. В этом разбитном двухактном спектакле все художественные элементы — хореография, музыка, режиссерская логика, актерское содержание ролей, не говоря уж о мало-мальски философском осмыслении сюжета, — явно не входят в число приоритетных задач. Главное — повеселить непритязательную публику и сделать это с наименьшими интеллектуальными затратами. Расчет оправдался: январское постпраздничное благодушие позволило ""Щелкунчику" в стиле хип-хоп" заслужить снисходительную благосклонность московской публики: заполненный зал Музтеатра Станиславского поощрял артистов смехом и аплодисментами каждый раз, когда они давали к этому малейший повод.


..Следующая страница->